Произведения Ларисы Кальматкиной

Из цикла «Времена года»

Я и зимой найду цветы.
И жаворонка трель услышу.
И радугу над самой крышей
Увижу. Это не мечты!

Я разрисую белый лист.
Такие краски раздобуду,
Чтоб появилось жизни чудо
В кругу безжизненных границ.

Но не нарушу тишины,
Декабрьский холод не разрушу.
Я просто согреваю душу,
Чтоб не замёрзла до весны.

 

                  Тает лето

Жаркий час. Июльский полдень.
Ягод - полное ведро.
Где-то рядом вечер бродит,
Как янтарное вино.

Чудом кажется планета,
Жизнь - прекрасным ярким сном.
Беспечально тает лето,
Если мы с тобой вдвоём.

Незаметно тает лето,
Как мороженое "Марс".
Скоро станет меньше света,
Осень листья пустит в пляс.

 

 

                        Из цикла «Признание любви»

                Бесснежье

Вы подарили слово мне.
"Бесснежье", - тихо прошептали.
И Вы, конечно же, не знали,
Что подарили лето мне.

Вы подарили лето мне.
Его как раз мне не хватало.
Я среди вьюги замерзала.
Вы подарили радость мне.

 

Вы подарили радость мне.
Как мало мне для счастья надо!
Я слову этому так рада.
Вы подарили сказку мне...

Вы подарили мне любовь.
Про это говорить не буду.
К Вам обращаюсь, словно к другу -
Дарите больше нежных слов...

                 

                        ***

А ты меня совсем не понимал.
Смотрел в глаза, за плечи обнимал.
А я была покорна и проста
И думала: всё это неспроста.

А ты меня нисколько не любил,
Хотя о счастье нашем говорил.
А я была слепа и молода,
Пока не наступили холода.

А ты меня оставил и ушёл,
Пристанище другое ты нашёл.
А я стою на четырёх ветрах,
И в душу мне заглядывает страх…

 

                         ***

 

 

Мир разделился на две половины.
Твоя половина, моя половина.
Два дома, два луга, две разные песни.
Двум разным надеждам не встретиться вместе.
Два облака в небе не стали единым,

Два сердца – две боли и две половины.
И нет утешенья, что было давно
Единым и солнце, и сердце, и дом.

 

                   Из цикла «Чужан му»

                  Зэръяс

 

Зэръяс кöдзöдiсны мусö

Зэръяс эз вöвны лёкöсь.

Мен тайö зэръясыс муса –

Кынтöны зэръяс шогöс.

 

Зэръяс вöлi вель уна.

Тэ менö ю вылö чуксалiн.

Эг сяммы немтор шуны –

Туй кузя водзö восьлалiн.

 

Ме кöсъя ёртöн лоны,

Медым эг пов тэнö воштыны.

Абу и сьöкыд вед ёна.

Но кыдзи тэд тайöс восьтыны?

 

Зэръяс кöдзöдiсны мусö.

Зэръяс эз вöвны лёкöсь.

Мен тайö зэръясыс муса –

Ылöдöны найö шогысь…

 

                 ***

 

Тэ метöг он вош,

И ме овны коля,

Кор ковмас тэд вöля…

Эн мун сöмын водз.

 

Кöдзалас сьöлöм.

Йöз шуд лоас шогöн.

И оз ло ме ногöн,

Кор шуа: «Олöм

 

Вай выль пöв панам.

Водзсяньыс. Тэкöд.

Оз вед ло грекыд.

Гашкö на-й сяммам…»

 

 

                   Кывбуръяс

 

Кывбурöй ыпъялiс бипурöн, сотic,

Сьöлöмöс морöсын жалиттöг дойдiс.

Сьöлöмöй тiпкыны ёнджыка кутiс.

Бипурöскусöдi – кывбурыс кусiс.

 

Олöмыс тэрыба восьлалö-мунö:

Вежсьöны лунъяс, и уджъяс, и йöзыс…

Кывбур, мый вöлi, надзöник вунö,

Вунö, мый бипурöн сьöлöмын öзйис.

 

Кöдзалi, жугыльми, омöльччи, висьми...

Сьöлöмöй бур кывтöг кынмыны пондiс.

Лов пытшкын кывбурыс би киньöн чужис.

Ломзьöда бипур, мед эськö и дойдаc.

                     

 

                Свет и тьма

  Какими бы светлыми ни были стихи,
Они вырастают из боли.
Мне говорят: просты и легки.
Легки – потому что на воле.

Легки - потому, что, сорвавшись с души
Криком полночной птицы,
Взлетают и начинают кружить,
Не могут остановиться.

И белыми крыльями машут они,
И каждый свободы хочет…

  Какими бы светлыми ни были дни,
Они вырастают из ночи.

 

 

 

 

Сказки

Сказка о Добре и Зле

 

    Было это в стародавние времена. В те времена, когда Свет и Тьма только-только были отделены друг от друга, зародилась жизнь на Земле и появились первые люди.

    Свет тогда был царством Добра, а Тьмой правило Зло. Добро могло делать свои добрые дела лишь тогда, когда первые лучи восходящего солнца мягко касались кромки небосвода и до тех пор, пока последние лучи не пожирали сумерки. А Зло хозяйничало ночью под покровом темноты.
    О существовании друг друга Добро и Зло не знали. Ибо не дано было им это знать – так было задумано изначально. Чтобы не смешались их дела и мысли, чтобы люди умели определять, где добро, а где зло. И может, до сих пор бы они не узнали друг о друге, если бы не чувствовали они себя совершенно одинокими.

     После всех своих насущных дел оставались Добро и Зло в своих заоблачных замках в одиночестве. И тосковали. И не могли они понять, почему же это так и как справиться с этой пустотой. С каждым годом тоска эта становилась всё невыносимее.

    И однажды случилось так, что Добро из-за своих грустных мыслей не смогло заснуть. Вышло оно на крыльцо своего замка, село на ступени и задумалось. Вот уж солнце скрылось за тучами. На земле начало вершить свои тёмные дела Зло. Злясь на своё одиночество, буянило и неистовствовало оно пуще прежнего. Увидело всё это Добро и ещё сильнее опечалилось.

   Тут Зло заметило яркие лучи, исходящие из окон заоблачного замка Добра, и направилось к нему, чтобы разрушить его. Но, увидев Добро, остановилось, ибо в глазах его прочитало ту же печаль, что носило в своём сердце.
     Всю ночь и весь следующий день они проговорили, сидя на ступеньках заоблачного замка. На Земле за эти сутки не произошло ни одного ни хорошего, ни плохого события. Люди забеспокоились, испугались непонятной пустоты.

   А Добро и Зло с тех пор не расстаются, живут вместе и ходят вместе. Неразлучны они ни днём, ни ночью. Мудрый народ сложил про них много мудрых пословиц: «Нет худа без добра», «Не делай добра, не получишь и зла» и другие. 

 

 

Обыкновенное чудо

 

     Это было в маленьком сказочном Северном королевстве. Приближался самый главный праздник. По традиции все жители королевства собирались в последние часы уходящего года на площади перед дворцом. На балконе сидели в великолепных роскошных одеяниях король, королева, принц и принцесса. Они наблюдали за всем происходящим. У всех было очень торжественно на душе.

     Каждый из пришедших на площадь держал в руках скляночку или пузырёчек, или маленькую бутылочку. В этих нехитрых сосудах были слёзы, которые каждый житель королевства аккуратно собирал весь год.

     В центре площади был установлен огромный прозрачный чан. И вот, когда до праздника остался всего лишь час, зазвучала торжественная музыка. По красной ковровой дорожке к чану начали продвигаться люди.  Сначала шли молодые мамочки с младенцами на руках. Они несли в руках два пузыречка со слезами – свой и своего ребёнка. Если это был мальчик, пузыречек был голубым, если девочка – розовым. Они осторожно открывали бутылочки и выливали в чан жидкость до последней капельки. За мамашами шли дети постарше и подростки. Их бутылочки были разукрашены разными рисунками, которые передавали характер владельца. Они повторяли ту же процедуру.

     За подростками по красной дорожке шли мужчины. В их больших мозолистых руках пузыречки казались совсем маленькими. Да и капель в них было совсем мало. Но не было такого человека, чей сосуд был бы абсолютно пуст. Завершали народную процессию старики. Некоторые из них шли, опираясь на руки своих детей и внуков.

   Потом весёлая музыка замолкла. Начал звучать гимн королевства. Под его звуки со своего балкона спускалась королевская семья. Каждый из королевских особ подходил к чану и открывал свою бутылочку со слезами. Бутылочки королевской семьи были из драгоценных металлов и украшены драгоценными камнями. Они тоже не были пусты.

   И вот, когда последняя капля из последнего сосуда упала в чан, и он наполнился до краев, появилась королевская фея. Она коснулась своей волшебной палочкой жидкости. И тотчас же чан наполнился чудесным светом. Все начало пузыриться и искриться, освещая площадь небесным чистым светом. Люди радовались и смеялись. Так они расставались со слезами прошлого года. Потом чан накрыли большим стеклянным колпаком, в нём продолжалось искрение и пузырение.

     Через несколько минут сосуд окутал голубой туман, а когда он рассеялся, то все увидели, что он снизу доверху наполнен сверкающими янтарными камнями. Каждый из жителей королевства подходил к чану и вытаскивал из него по тёплому светящемуся камушку. Они, эти маленькие самоцветы, будут согревать и освещать их жилища весь год, до следующего Нового года. В народе царило всеобщее ликование и радость. Теперь все жители королевства знали, какой бы ни была лютой зима, в их домах всегда будет тепло и светло. И что ни одна их слеза не пропала даром.

     Это было в маленьком сказочном Северном королевстве.

 

 

     Машенька

Прозаические миниатюры

 

     Машенька. Ей четыре. Моя маленькая дочь. Нежный мой цветок… С ней интересно. Интересно смотреть, как она познаёт мир. Как реагирует на новые, немного взрослые уже ситуации. Как она любит всех вокруг. Весёлая и почти не капризная. Такая вот она, моя Машенька.

 

                                                                    Мама, дай руку!

     Вот я веду в садик свою маленькую дочь… Она крепко держится за мою руку. А если и отпускает, то чтобы сорвать цветочек или заглянуть в ближайшую лужицу, бегом возвращается и говорит: «Мама, дай руку!». И я снова беру её маленькую ладошку. Она утопает в моей. Ей там тепло и спокойно.

     Так моя Машенька приобретает уверенность в том, что она не одинока на земле, что у неё есть я – мама, пока самый главный человек в жизни.

     А я иду и думаю: «Кто главный? Я? Так это не я тебя держу за руку, а ты, моя маленькая… Так это не я вселяю в тебя уверенность, а ты… Ты меня держишь на земле. Это ты, маленький человек, ведёшь меня по жизни».

И трудно понять, кто кого держит…

 

                                                                         Собака

     По утрам небольшая часть нашего пути в садик проходит между двух близко стоящих заборов. Места между ними ровно столько, чтобы можно было свободно пройти одному человеку. Если же навстречу кто-то идёт, надо уже прижиматься к забору.

     И почти каждое утро нам здесь встречается одна и та же собака. Видимо, тоже живёт по расписанию… Это дворняга, но ростом с Машеньку! Не злая, сама шарахается в сторону, когда нас видит. А пройти хочет. Моя доченька в ужасе вцепляется в меня, кричит: «Собака!». Я спокойным голосом говорю: «Да не бойся ты, она хорошая…». Мы останавливаемся, собака быстро пробегает мимо нас.

     Идём дальше. По дороге я выговариваю Маше: «Ну и чего ты боишься? Она же добрая. Не тронет тебя. Не надо бояться». А сама думаю, вот если бы мне встретилось животное с меня ростом, как бы я себя повела? Да ещё и когда отступать некуда…

 

Новая причёска

     У Машеньки мягкие, тонкие волосы: очень непослушные. Расчёсывай – не расчёсывай, всё равно сзади «дыбом» становятся. Растут медленно, так что о косичках приходится только мечтать. А когда беспорядок на голове я терпеть уже не в силах, говорю: «Машенька, пойдём, я тебя чуток подстригу…».

     Она, довольная, садится на табурет и ждёт. Я колдую над ней минут десять. Потом ей всё это надоедает – вижу, устала. «На сегодня достаточно. Вроде, неплохо получилось. Иди, покажи бабушке свою новую причёску».

     Радостная бежит к бабушке. Слышу, бабушка восхищается: «Ах, как красиво! Ты прямо на десять лет помолодела. Подойди к зеркалу, посмотри, какая красавица стала…».

     Ребёнок бежит к зеркалу. Через две секунды рёв на весь дом. Мы сбегаемся. Стоит. Слёзы градом. И повторяет одну и ту же фразу: «Не хочу быть мальчиком!.. Не хочу быть мальчиком…».

 

Усталость

     Вот откуда берётся эта усталость? Вроде мешки с мукой не таскаю, труд сугубо и исключительно умственный. Дорога на работу и с работы ― просто прогулка. Ан нет, накатит эта усталость, и делай, что хочешь. Хотя народная мудрость и гласит, что нет худа без добра, добра в усталости не вижу. Она к тому же причина других неприятных моментов: раздражительности, плохого настроения.

     Удивляюсь маленьким детям. Редко когда они бывают в дурном расположении духа. Веселы и задорны. Ну, если, конечно, не болеют. Носятся по дому, ни минуты не усидят на месте, чем-то всё время заняты― что-то возводят из игрушек, ломают, потом опять строят… И не устают.
Наверное, всё дело в том, что мыслей у них тяжёлых нет. В их чистых и ясных головках они ещё не успели родиться и вырасти.
А мы устаём. И прежде всего от этих вот тяжёлых, грустных мыслей. Они потяжелее будут, чем мешки с мукой.

 

Надежда

     Часто приходится слышать и говорить фразу: «Надежда умирает последней». Прописная истина, всё так и есть. Сколько раз приходит к нам отчаяние, столько раз к нам заглядывает и надежда.

     У каждого человека, хотя бы раз в жизни, было такое ощущение, что никто его не любит, никому он не нужен. В любом возрасте такие мысли могут прийти в голову. Даже если на самом деле он не одинокий, брошенный детьми пенсионер-инвалид. И кстати, может быть, как бы это жестоко ни звучало, такие люди со временем смиряются со своим одиночеством.
     Это совершенно другое чувство, которое в самой острой форме заставляет стреляться, прыгать с крыши и т.д. И всё это - в порыве кажущейся ненужности миру.

     Когда моя Машенька, придя из садика,  лепечет: «Мама, в садике со мной никто не дружит…», я вижу в её глазах настоящую взрослую боль (а может, боль нельзя делить на взрослую и детскую, она одинакова для всех?).
Я говорю: «Зато я с тобой дружу. Я с тобой та-а-ак дружу!». И в её серых глазёнках вспыхивает радость. Она прижимается ко мне и шепчет: «Мама, я тебя тоже очень люблю».

 

     И всё, она  уже забыла о своих детских обидах,  снова  весела  и счастлива.   А всё потому, что она получила лучик надежды. И поверила в то, что не всё в этом мире так уж плохо. Свет есть.

 

******

 

Цветы зимой / Л. Кальматкина. – Визинга, 2011. – 48 с., [4] ил.

 

[Стихи] / Л. Момотова // У каждого своя дорога : стихи / Л. Момотова, В. Лапшина, И. Семенчин. – Визинга, 1994. – С. 3-27.

 

Кывбуръяс / Л. Момотова // Войвыв кодзув. – 1995. – №2. – С. 71.

 

Новые стихи /Л.  Момотова // Маяк Сысолы. – 1995. – 16 февр. 

 

Были декабри и теплее… : новогодняя история / Л. Ситец // Маяк Сысолы. – 1998. – 3 янв.

 

[Стихи] // Я не знаю другой такой земли : стихи и рассказы самодеят. поэтов и писателей Сысолы. – Визинга, 1999. – С. 13-19.

 

Зимним вечером / Л. Ситец // Маяк Сысолы. – 1999. – 31 дек.

 

Сыктыв му : [стихотворение] / Л. Кальматкина // Бесценны родные края : сб. стихов о РК. – Сыктывкар, 2006. – С. 115-116.

 

[Стихотворения]  // Шудӧй, шудӧй : сб. произведений самодеят. авт. Сысольского р-на : стихи и проза на рус. и коми яз. – Визинга, 2009. – С. 4-8.

 

 

[Стихи] / Л. Кальматкина // Маяк Сысолы. – 2009. – 11 авг.